Нет худа без добра

Орион Авидан (tocpeople.com)Автор: Орион Авидан

Некоторое время назад со мной произошел странный случай. Финансовый директор компании, в которой я работаю, увидел меня с книгой Голдратта «Необходимо, но недостаточно». Я собиралась предложить ее в качестве хорошего чтива в самолете одному из наших менеджеров. Директор спросил меня, что это за книга, и, услышав мой ответ, сказал: «О, Голдратт, да, я слышал о нем. Но он больше не актуален. Сегодня актуальны Канеман и Тверски — израильтяне, которые получили Нобелевскую премию». Правда? Я опешила. Это все равно, что сказать, что Ньютон не актуален, потому что есть исследования Эйнштейна. Я не стала с ним спорить. Пусть остается при своем мнении, а я останусь при своем. У нас ведь свободная страна. Но этот разговор заставил меня надолго задуматься. И вот что пришло мне в голову. В основе работ доктора Голдратта лежит логика. Он дал нам логические инструменты применительно к различным системам (производственные системы, проектные системы, системы розничной торговли и так далее) для того, чтобы помочь нам достичь своих целей. Он также дал нам полный набор логических инструментов для внесения исправлений в процессы и построения ваших собственных решений на основе Мыслительных процессов. И тут появляются Канеман, Тверски и поведенческие экономисты, например, профессор Дэн Ариэли, и повторяют нам снова и снова, что люди действуют иррациональными способами. Это, в моем понятии, означает, что люди нелогичны.

В книге Голдратта «Выбор» он очень ясно дает понять, что твердо верит в человеческую способность к логическому мышлению. Неоднократно он утверждает, что четкое логическое мышление не является исключительной областью чрезвычайно одаренных личностей. Скорее, это результат дисциплинированного и непрерывного обучения, доступный для всех, кто готов приложить усилия. Кроме того, он убеждает нас, что система, в рамках которой мы существуем — жизнь — одновременно сложна и проста. Она сложна, поскольку состоит из бесчисленных сущностей. Она проста, так как эти сущности связаны причиной и следствием, и причины повторяются, что делает возможным управление. Это означает, что мы все можем освоить инструменты, необходимые, чтобы управлять нашей жизнью. Я думаю, что д-р Голдратт признает, что логика является инструментом и в чистом виде не приносит ничего, кроме веселого времяпрепровождения. Должно быть добавлено нечто, чтобы сделать ее полезной для управления нашей средой. Это нечто — знания об окружающей среде, часто в виде интуиции.

Интересно, где появляется связь с работами Канемана и Тверски. Экономика 20-го века основана на ряде исходных посылок, и одной из главных является «человек экономический» (хомо экономикус). Это предположение, что люди вполне рациональны, означает, что они имеют ряд непротиворечивых пожеланий, а также все необходимые ресурсы, чтобы принять вполне осмысленные решения для удовлетворения этих пожеланий. С доскональным знанием и полной рациональностью «человек экономический» всегда выберет оптимальное решение. В 1978 году профессор Герберт Саймон был награжден Нобелевской премией по экономике за указание, что реальные люди конечны и ограничены. Они ограничены во времени, имеют ограниченные знания и ограниченные ресурсы для принятия решений. Таким образом, они не могут реально получить оптимальное решение. Вместо этого они стремятся к достаточно хорошему решению. Он утверждал в противовес экономической теории, что люди лишь «удовлетворительны», но не «оптимальны». Все еще предполагая, что принимаемые решения рациональны, он выдвинул термин «ограниченная рациональность» для способности выбрать не совсем идеальный вариант.

В 1947 году была опубликована книга Герберта Саймона «Административное поведение» («Administrative Behavior»), в которой был изложен новаторский подход к проблемам принятия решений в области организации и управления производством. «Административный бихевиоризм» в последующие годы стал основой исследовательской деятельности Саймона. В дальнейшем он расширился и оформился в концепцию «экономического бихевиоризма». Саймон в своей книге описал деловую фирму как адаптивную систему, включающую материальные, человеческие и социальные компоненты, связанные между собой коммуникационной сетью и общим стремлением ее членов сотрудничать друг с другом для достижения общих целей. Саймон отверг считавшееся классическим в экономической теории представление о фирме как о рационально действующем предприятии, целью которого является лишь максимизация прибыли. Он выдвинул тезис, что в фирме решения принимаются ее членами коллективно, а их способности к рациональным действиям ограничиваются, с одной стороны, невозможностью предвидеть все последствия принимаемых ими решений, а с другой стороны, личными устремлениями и социальными условиями. Поскольку такой процесс принятия решений может привести в лучшем случае к выбору лишь удовлетворительных, но отнюдь не оптимальных вариантов, Саймон сформулировал новый для того времени вывод: компании ставят перед собой в качестве цели не максимизацию прибыли, а нахождение приемлемых решений возникающих перед ними сложных проблем. Это часто заставляет их выдвигать цели, вызывающие конфликтные ситуации. Книга «Административное поведение» считается классическим произведением в области теории организации и принятия решений. Саймон «обращал прежде всего внимание на ограниченность памяти человека и его неспособность к расчетам, считая эти качества очевидными препятствиями для абсолютно рационального поведения». Позже на основе работ Саймона возникла коллективная концепция, которую можно назвать теорией ограниченной рациональности («bounded rationality»).

Даниэль Канеман и Амос Тверски, с другой стороны, поставили крест на предположении рациональности. Они доказали, что психологические процессы, которые лежат в основе принятия человеком решений, особенно основанные на интуиции, приводят даже в очень простых ситуациях к неправильным решениям. А неправильные решения противоречат пожеланиям людей. Исследование показывает, что в некоторых ситуациях люди не соглашаются на меньшее, только на идеал. Но при этом они скорее выберут полную противоположность, худший вариант там, где более подходящий вариант был легко доступен.

Еще рекомендуем:  Находим прорывное решение в бизнесе

Конфликт налицо. Исследование Канемана и Тверски указывает на интуицию как на причину нашей иррациональности, в то время как Голдратт считает ее источником нашей способности заставить логику работать для создания преимущества. Как мы можем разрешить это противоречие? Давайте следовать примеру, изложенному Голдраттом в его первом бизнес-романе «Цель», и проверять наши предположения — исходные посылки. Во-первых, мы должны выяснить: что есть рациональность и логика, и как они соотносятся друг с другом?

Рациональность это способность принимать осмысленные решения, а также: «имеющее отношение, основанное, или соответствующее рассуждениям». Логика это: «конкретный способ рассуждений, рассматривающийся как правильный или неправильный», а также: «наука, которая имеет дело с принципами и критериями обоснованности вывода и доказательства, наука о формальных принципах рассуждений». Таким образом, логика, похоже, является подмножеством или видом рациональности. Необходимо добавить, что логика является основой Теории ограничений Голдратта.

Вернемся к противоречию. Мы должны копать глубже, чтобы понять причину. Особенно после прочтения книг Голдратта, таких как «Дело не в везенье» или «Выбор», и глядя на известные истории успеха других практиков TOC, очевидно, что Голдратт был в курсе человеческой природы, и что его методы действительно доступны другим. Таким образом, я поставила бы под сомнение популярное утверждение Канемана и Тверски, что люди нерациональны. Главным доказательством является тот факт, что исследование Канемана и Тверски разделило Нобелевскую премию с исследованием по экономике профессора Вернона Л. Смита. В работе Смита в области экспериментальной экономики основные экономические теории были подвергнуты тестированию в контролируемой среде, и было доказано, что они работают. Речь идет о теориях, признающих «человека экономического». Так что же, Нобелевскую премию комитет разделил между двумя противоречащими исследованиями? Конечно, нет. Канеман и Тверски показали, что некоторые психологические исходные посылки экономической теории не верны в реальном мире, при определенных условиях. Смит же показал, что в «стандартных» или «повседневных» условиях они создают очень удовлетворительное приближение. Так же, как квантовая физика не считает работу Ньютона абсолютно неверной, а, скорее, расширяет ее, чтобы охватить дополнительные ситуации. Так и работа Канемана и Тверски указывает, где экономическая теория все еще нуждается в точной настройке своих исходных посылок и понимания, но не доказывает их несоответствие. Так что это не доказательство того, что люди иррациональны, это просто свидетельство, что в некоторых ситуациях они могут действовать нерационально, другими словами — сделать неправильный выбор. Это вполне согласуется с взглядами Голдратта, который фокусируется на коррекции результатов, полученных с помощью неправильных решений и выбора.

Теперь противоречие разрешается. Возможно, люди психологически склонны делать иррациональное решения и ошибки, но они стремятся к рациональному поведению, соответствующему ситуации. Это означает, что большую часть времени мы учимся преодолевать наши психологические искажения на практике методом проб и ошибок, таким образом, оттачивая нашу интуицию о предмете. Это медленный и беспорядочный процесс.

Как видно из его работ, Голдратт не ожидал, что люди интуитивно знают правильное решение или путь его нахождения. Он прекрасно знал, что для того, чтобы принять рациональное решение, логика должна быть добавлена к имеющейся интуиции, что позволяет избежать психологических искажений.

Установив, что люди способны на рациональные решения, т. к. обладают знаниями и практикой в рамках экономического поведения, разумно предположить, что то же самое можно сказать и о других сферах нашей повседневной жизни. Это означает, что в то время как чувства и эмоции, наши психологические рамки, являются реальной частью нашей жизни, мы можем их контролировать и ограничивать их влияние на наше рациональное мышление. Это также означает, что мы должны их контролировать, если мы хотим гарантировать достижение наших целей. Вот так логика оказывается полезным инструментом.

Инструменты Мыслительных процессов Голдратта чрезвычайно подходят для выполнения этой задачи. Они используют логику, которая, кажется, является простейшей формой рациональности, поскольку она совершенно определенно позволяет разделить истинное и ложное, черное и белое, без полутонов. Давайте проясним, эти инструменты не интуитивны (они и не должны быть такими, учитывая только что полученные выводы) и не просты в освоении. Они требуют обучения и практики, прежде чем они позволят вам достичь желаемых результатов. Эти инструменты могут также быть довольно сложны, так как их очень легко понять, но гораздо труднее использовать на практике.

Окончание здесь

Владимир Речкалов
Редактор сайта TOCPEOPLE.COM
Пишите мне по всем вопросам, связанным с информацией и работой сайта
Обучение по Теории ограничений

Давайте обсудим...

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *