Системный подход к борьбе с терроризмом

Системный подход к борьбе с терроризмом

Источник

Обычно под «терроризмом» мы понимаем крайне агрессивное поведение, как правило, миноритарных подгрупп общества. Система ценностей терроризма разделяется в обществе не всеми. Террористы образуют движение, которое преследует цель, причины которой определяются политическими, религиозными, социальными или экономическими ценностями. Цель терроризма состоит в том, чтобы получить признание его системы ценностей. Для достижения этой цели он применяет насилие, направленное на создание ужаса в одном или нескольких целевых обществах.

Одним из главных факторов успеха терроризма лежит в страхе и социальном параличе, который он вызывает. Через средства массовой информации, в частности телевидение, страх быстро распространяется на большую часть мира. Глобальное распространение в средствах массовой информации новостей о террористических актах способствует целям терроризма. Терроризм извлекает пользу из демонстрации своих сообщений. Охват большей части мира с помощью средств массовой информации непосредственно способствует терроризму. В качестве примера можно привести репортажи CNN о терактах 11 сентября в США, которые позволило аудитории во всем мире стать свидетелями террористического акта из первых рук, в режиме реального времени. С помощью насилия терроризм ведет, прежде всего, психологическую войну, направленную на управление сознанием и поведением публики.

Те, кто сочувствует террористам, считают их борцами за свободу. Они создают условия, в которых террористические движения получают поддержку и процветают.

На практике терроризм обычно представляет собой смесь политических, социальных, экономических и религиозных ценностей. Израильская проблема обусловлена сочетанием этих форм терроризма, каждая из которых подкрепляет другие. Освободительная форма терроризма, которая получила большое распространение в Южной Африке, была мотивирована неспособностью большинства населения повлиять на сложную среду, связанную с их «угнетением» и отменой их гражданских и личных «прав». Терроризм, в настоящее время исходящий из некоторых мусульманских обществ, является реакцией на «угнетение», подавление религиозных ценностей и «прав», помимо прочего.

Хотя почти все террористы являются фундаменталистами, меньшинство фундаменталистов являются террористами. Поэтому, чтобы понять терроризм, необходимо понять природу фундаментализма и его основные проявления.

Фундаментализм

Фундаментализм является ответом на быстро меняющиеся и все более сложные условия в хаотической или турбулентной среде, и неопределенности ее видов. Фундаменталисты не могут справиться с такой средой и поэтому устраняют необходимость в этом, приняв набор убеждений, которые определяют исчерпывающий набор значимых вопросов, ответы на них, и приемлемые способы поведения, которые поддерживают ответы. Все остальные вопросы отвергаются как несущественные, а все остальные ответы и действия считаются неправильным. Альтернативы не рассматриваются. Таким образом, этот набор верований освобождает тех, кто его принимает, от необходимости думать и выбирать среди альтернатив. Принятие доктрины не является предметом осмысления, а бескомпромиссной верой. Эта доктрина становится догмой, единственной «истиной».

Фундаменталистская догма, как правило, является продуктом живого или мертвого гуру, у которого имеются последователи-ученики. Ученики часто образуют культ, который затем отделяет их от других членов общества. Их поведение, связанное с культом, увеличивает разрыв между ними и «остальными».

В связи с усилением интеграции различных частей мира ранее изолированные фундаменталистские группы все чаще сталкиваются с внешними силами и влияниями, с которыми они не могут сосуществовать в силу своих мировоззрений. Они не могут справиться с неоднозначностью и разнообразием представленных им вариантов. Они не могут жить в обществе, в котором превалируют неоднозначность и многообразие, не прибегая к снижающим сложность доктринам, не требующих от них измениться и адаптироваться.

Мало того, что фундаменталисты отвергают преобладающие в обществе системы ценностей, но и общества, в которых они присутствуют, также отвергают системы ценностей фундаменталистов. Этот конфликт усугубляется растущей связанностью мира. В прошлом, из-за расстояний и отсутствия непосредственного общения, местные верования и системы ценностей были изолированы. Они не сталкивались с требованиями и различиями более широких, более «продвинутых» наборов убеждений и ценностей. Становится все труднее удерживать убеждения и систему ценностей, которые расходятся с основным потоком мышления.

Британский психиатр Рональд Лэйнг (1967) видел позицию фундаменталистов следующим образом:

Братство людей … редко распространяется на всех людей. Во имя нашей свободы и нашего братства мы готовы взорвать другую половину человечества, и быть взорваны в свою очередь.

Речь идет о жизни и смерти в прямом смысле этого слова, поскольку именно на основе таких примитивных социальных фантазий о том, кто и что я и ты, он и она, Мы и Они, что мир связан или разделен, мы умираем, убиваем, истребляем и разрываем, спускаемся в ад или возносимся на Небеса, короче говоря, мы проводим нашу жизнь. (Стр. 93-94)

Брайан Ино (1994) характеризует фундаментализм так:

Фундаменталисты говорят: «Моя картина мира обязательно даст ответ на каждый вопрос. Обязательно. Не существует вопроса, который не может быть объяснен этой теорией…». Прагматик говорит: «Ну, смотри, она не работает, меня не волнует, что вы считаете, это не работает». И фундаменталисты говорят: «Она должна работать. Она будет работать». Что происходит, когда она не работает, и она явно не работает, они говорят: «Это происходит потому, что мы делаем это неправильно. Не потому, что теория неверна. Потому, что мы недостаточно чисты». (Стр. 12-15)

Виды фундаментализма

Фундаменталисты бывают двух основных типов, интроверты и экстраверты. Интровертные фундаменталисты хотят, чтобы их оставили в покое, чтобы он могли следовать своей вере в личной жизни. Они стараются свести к минимуму взаимодействие с неверующими и жить в коллективном одиночном заключении. Они не пытаются никого обращать в свою веру или иным образом влиять на «чужаков», но они приглашают к беседам и изучению. Они отвергают насилие. Примерами могут служить общины амишей и монахов-кармелитов.

Экстравертные фундаменталисты пытаются обратить неверующих в целях создания благоприятных условий. Среди них есть миссионеры, которые пытаются обратить неверующих мирно. Те, кто используют силу для обращения неверующих либо их изгнания из своей среды, являются террористами. Гитлеровские нацисты и Ку-клукс-клан в Соединенных Штатах являются примерами фундаменталистов, которые прибегают к насилию.

Ответы на терроризм

Фактические и потенциальные жертвы терроризма, как правило, реагируют на терроризм несколькими различными способами: применяя насилие по отношению к террористам, путем их захвата и лишения свободы, а также защиты возможных целей.

Применение насилия против насилия

Чаще всего борьба с насилием террористов состоит в обращении насилия на них самих. Это действия Израиля в Палестине, войны в Южной Африке за освобождение темнокожего большинства, Соединенных Штатов в Афганистане против Аль-Каиды. Таким образом, инициируется постоянный обмен «зуб за зуб», который имеет тенденцию к обострению конфликта и удалению его от возможности мирного урегулирования разногласий. Насилие, обращенное на террористов, укрепляет их решимость и облегчает им вербовку сторонников, особенно когда применение насилия против террористов приводит к невинным гражданским жертвам.

Среди людей, которые не понимают причин фундаментализма, применение ответного насилия увеличивает симпатии к движению и его цели, потому что такой ответ рассматривается как несправедливый. Ответное применение насилия к фундаменталистскому движения просто демонстрирует его сторонникам, что позиция террористов и их претензии оправданы. Поэтому ответное насилие дает тенденцию к увеличению местной поддержки терроризма, особенно среди тех, кто является потенциальными жертвами ответного насилия.

Задержание и тюремное заключение террористов

Один из способов борьбы с террористами заключается в их захвате и тюремном заключении. США предпринимают подобные усилия, несмотря на то, что такой подход к исправлению преступников полностью провалился. В американских тюрьмах содержится более высокий процент населения, чем в любой другой промышленно развитой стране. Тем не менее, США лидируют по уровню преступности. Осужденные, освободившиеся из американских тюрем, с большей вероятностью совершают новые преступления, чем до задержания, а преступление, которое они способны совершить, более серьезно, чем предыдущее. Тюрьма оказывается школой для преступников. Нет никаких оснований полагать, что захваченные террористы, которых перевоспитывают таким же образом, будут реагировать по-другому. Захват плюс карательное тюремное заключение весьма вероятный предлог, чтобы начать конфликт зуб за зуб с отдельными террористами. К тому же, в отличие от освободившегося заключенного, который обычно лишь не получает поддержку от общества отказаться от преступной жизни, освобожденный террорист часто рассматривается обществом, в которое он возвращается, как мученик, и поощряется, чтобы вновь вступить на путь терроризма. Суровое обращение к террористам значительно повышает их преданность своему делу и поддержку их усилий широкими массами.

Защита потенциальных целей террористов

Усилия по защите потенциальных целей от нападения террористов тщетны по двум причинам. Во-первых, потенциальных целей намного больше, чем возможно эффективно защитить. Во-вторых, всегда легче уничтожить что-то, чем предотвратить его разрушение, особенно когда террористы готовы пожертвовать собой во время акта разрушения. Практически невозможно защититься от террористов-смертников.

Эффективной кратковременной защиты от терроризма до сих пор не разработано. Кроме того, затраты на сдерживание являются финансовым бременем, которое могут себе позволить немногие страны. Это не означает, что мы не должны затруднять террористические атаки, насколько это возможно, и что мы не должны готовиться к минимизации вреда, наносимого их атаками, если они происходят. Но такие усилия не «решат» проблему.

Для того чтобы максимально осложнить задачи террористов, мы должны думать как террористы, а не как анти-террористы. Например, террористы, вероятно, не будут использовать сложные эконометрические модели для выбора уязвимых целей, как это делается некоторыми специалистами, пытающимися защититься от террористических атак. На самом деле, террористы вряд ли будут нападать на национальную экономику напрямую по двум причинам.

Во-первых, институты, которые составляют национальную экономику, обычно рассредоточены и надежны. Практически невозможно с помощью немногочисленных разрушений экономических объектов сокрушить экономику. Вспомним нападение на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке.

Во-вторых, путем распространения террора среди потребителей, как террористы поступают в Израиле, можно получить гораздо большее воздействие на экономику, чем нападая на экономические институты. Наконец, руководители некоторых крупнейших корпораций в Соединенных Штатах наносят гораздо больший ущерб экономике США, чем смогли бы террористы.

Мир стал гораздо более тесно связанной системой. Это делает его более уязвимым, когда какая-то часть (аэропорт, система управления воздушным движением, электроснабжение, водоснабжение, деловой центр и т.д.) повреждены. Имеется практически неограниченное количество мишеней, уничтожение которых может оказать большое влияние на общество. Эти цели становятся все более уязвимыми, потому что становится доступно все больше информации о них. Развитые общества, по большей части, являются более открытыми и более уязвимыми, чем менее развитые общества, как те, из которых террористы, похоже, возникают.

Разрушительные ответы терроризму

После теракта 9 ноября было много правовых, экономических и связанных мероприятий, направленных на нарушение функционирования Аль-Каиды. Исходные посылки, лежащие в их основе, требуют переосмысления. Одна из наиболее важных исходных посылок, которые необходимо переосмыслить, то как, предположительно, организован терроризм. Важность организационных моделей или метафор в наших ответах на терроризм, которые мы принимаем во внимание (в основном, бессознательно), не следует недооценивать. Модели организаций, которые мы используем для понимания нашего бизнеса, общественных институтов и даже общественных движений, не подходят для осмысления «организации» террористических движений. Эти движения следует рассматривать не как организации, а как сети сотрудничающих и взаимодействующих общин. В то время как организации состоят из неотъемлемых частей, при повреждении любой из которых нарушается функционирование всей организации в целом, сети не имеют частей, от которых зависит функционирование в целом. (Снятие двигателя с автомобиля (системы) нарушает его работоспособность. Но нарушение телефонной линии между двумя городами (цепочка в сети) не устраняет связь между ними. Они могут общаться через третий город, имеющий связь с обоими городами.)

Террористические сети состоят из групп, которые в большей или меньшей степени разделяют набор ценностей и правил. Члены сети в основном являются таковыми по праву рождения, или в течение длительного времени демонстрировали принятие норм, ценностей и требуемого поведение членов сети. Между узлами сети есть чувство коллективной ответственности за общую идею. Узлы взаимодействуют не только вокруг идеи, но и вокруг различных потребностей, по мере их появления. Доверие, родство, долг и верность играют доминирующую роль в определении членства.

Важно понимать разницу между сетью и организацией. Важность разработки мер борьбы с терроризмом иллюстрируется законами Соединенных Штатов о защите частной информации. Эти законы не позволили ФБР получить ордера на обыск у Муссауи на том основании, что у них не было никаких доказательств того, что он является членом известной террористической организации. (Elliot, 2002) Понятие членства в организации (в отличие от членства в сети) является неуместным по отношению к террористам.

Атака на причины терроризма

Способы борьбы с терроризмом, описанные выше, стремятся уменьшить его последствия; они не затрагивают его причины. Чтобы устранить причины терроризма требуется изменить фокус.

Метафора иллюстрирует, что мы имеем в виду. Когда иммунная система организма ослаблена стрессом, создаются условия для укоренения оппортунистических болезней. Эта метафора в переводе означает, что неспособность содействовать развитию внутри общества делает его восприимчивым к террористической инфекции. Осознание этого необходимо для разработки долгосрочного последовательного подхода к терроризму.

Терроризм является проблемой, которая не может быть успешно решена в рамках какой-либо одной нации. Это глобальная проблема, которая может разрушить общество быстрее, чем загрязнение или истощение ресурсов. Нападение на Всемирный торговый центр в Соединенных Штатах является первой, а не последней атакой на нацию. Даже если Соединенным Штатам удастся ликвидировать Аль-Каиду, это не будет ликвидацией терроризма. Но США не сможет ликвидировать даже Аль-Каиду, действуя в одиночку.

Еще рекомендуем:  Важность планируемой загрузки

Основной (но не единственной) причиной терроризма является несправедливое распределение между нациями богатства, качества жизни, а также возможностей для их улучшения. Эта мысль нашла отражение в исследовании The Heritage Foundation (The 2002 Index of Economic Freedom), в котором обнаружено, что поставка террористов различными нациями отрицательно коррелирует с их экономической свободой, которая, в свою очередь, коррелирует с их экономическим развитием. Список развитых стран замыкают Иран, Лаос, Куба, Ливия, Ирак и Северная Корея.

Конечно, западные институты, такие как МВФ и Всемирный банк пытаются поощрять и содействовать развитию менее развитых стран. Тем не менее, они делают это, основывается на двух ложных исходных посылках:

  1. они лучше знают, что нужно делать менее развитым странам, чтобы ускорить свое развитие;
  2. раз они знают, что делать, они должны научить этому менее развитые страны.

Кажется, не нужны никакие доказательства, опровергающие первую посылку. Вторая посылка лишает менее развитую страну возможности учиться на своих ошибках, что является наиболее эффективным способом обучения. Мы не учимся, делая что-то правильно, потому что, очевидно, мы уже знаем, как это сделать. Повторение обеспечивает подтверждение того, что мы уже знаем, и это важно, но это не является обучением. Кроме того, хотя мы можем учиться у других, это не так эффективно, как учиться на собственных ошибках. Например, предупреждение ребенку не прикасаться к горячей плите не столь эффективно, как касание ребенком плиты и ожог. Никакие инструкции, как ездить на велосипеде, не заменят попыток кататься самому и учиться в процессе. Мы узнаем намного больше из нашего собственного опыта, чем мы от других, особенно тех, кто был воспитан в другой культуре. Кроме того, инструкции от тех, кто считает себя выше и вправе поучать других, увеличивает чувство неполноценности и связанного с ним негодования среди тех, кто должен действовать по указке.

Способность отдельных лиц и групп эмоционально и концептуально справляться с растущими требованиями турбулентной среды, напрямую связана с уровнем их развития. Мы используем термин «развитие» для обозначения способности человека и группы эффективно использовать имеющиеся ресурсы для удовлетворения своих (и других людей) потребностей и желаний. Они включают в себя, но не ограничиваются ими, концептуальные и эмоциональные способности, необходимые для разрешения все более сложных ситуаций.

Система ценностей и мировоззрения развиваются в ответ на требования конкретной эпохи. Но каждое мировоззрение и характер мышления, который она предполагает, в конечном итоге создают дилеммы, проблемы, которые не могут быть решены в рамках этого мировоззрения. Эйнштейн однажды заметил, что проблемы, созданные на нашем сегодняшнем уровне мышления, не могут быть решены с помощью этого мышления. Грамотное решение этих новых дилемм требует смены парадигмы, сдвига в способах мышления и концептуализации реальности и в нашей системе ценностей. Такие изменения обычно возникают из социального обсуждения. Мы используем термин «обсуждение» для обозначения фундаментального дискурса, направленного на выявление новых способов восприятия и разрешения сложной ситуации.

Чтобы проиллюстрировать эту динамику можно вспомнить ситуацию в Южной Африке, которая дала начало политике апартеида, который в свою очередь породил социально и политически мотивированный терроризм в этой стране. По сути, это система ценностей, вполне приемлемая в 1800-х годах в «западных» обществах, была создана в южной части Африки. Из-за отсутствия тесной интеграции с «родительскими» обществами эта система ценностей укрепилась под влиянием местной политики, в то время как системы ценностей родительских обществ изменились. Реакцией внешнего мира на апартеид стала политическая, экономическая и культурная изоляции Южной Африки. Это привело к еще большей изоляции и поддержанию ее [тогда еще] преобладающей системы ценностей. Такая изоляция снижает уровень обсуждения с внешним миром, и, в конечном счете, тормозит развитие подобающей системы ценностей и мировоззрения.

Развитие как противоядие терроризма

Мы знаем, как способствовать развитию бедных общин в менее развитых районах и странах. Мы сделали это в неблагополучных районах в относительно развитых странах (Акофф, 1974) и в индейских деревнях в Мексике. Масштабирование метода, использованного в этих небольших обществах, на более крупные социальные системы не представляется непреодолимой проблемой.

Процедура включает в себя 5 шагов:

  1. Более развитые должны предоставлять менее развитым пул ресурсов – финансовых, людских и технических, которые могут быть использованы в усилиях по развитию, но только так, как считают нужным получатели, а не доноры.
  2. Эти ресурсы могут быть использованы только для развития.
  3. Решения о том, как использовать эти ресурсы, должны быть сделаны демократическим путем теми, кто будет напрямую зависеть от решений, и должны быть одобрены теми, кто может косвенно пострадать от них.
  4. Коррупция недопустима. Обнаружение коррупции должно быть достаточным основанием для прекращения усилий в области развития.
  5. Усилия должны контролироваться и оцениваться объективной группой, члены которой устраивают и получателей, и доноров помощи.

Теперь рассмотрим эти шаги подробнее.

1. Ресурсы

Каждая развитая страна должна иметь агентство для осуществления развивающих программ. Оно должно принимать и обрабатывать заявки на помощь. Представительства Организации Объединенных Наций могли бы помочь, направляя заявки в соответствующие национальные и международные агентства. Реакция должна быть быстрой. Отказ не должен отменять возможность представления заявки в другое агентство.

Процент от налога на доходы, собранный в каждой более развитой стране, должен быть направлен на повышение уровня развития менее развитых стран. Учреждения и организации, получающие помощь или контракты от правительств более развитых стран, должны обеспечить людские ресурсы в соответствии с требованиями по проектам. Время и расходы на персонал, а также стоимость оборудования, должны оплачиваться из грантов проекта.

2. Развитие

Как было отмечено выше, под «развитием» мы имеем в виду увеличение способности и желания удовлетворять собственные потребности и законные права, и потребности и права других. Выполнение законных прав одних людей не должно препятствовать развитию любых других. Потребность является необходимой для поддержания здоровья или выживания. Но потребность может быть желательной и нежелательной. Кальций и цинк, например, могут быть необходимы, но нежелательны из-за невежества. С другой стороны, многие желания не имеют соответствующей необходимости, например, многие предметы роскоши, используемые в более развитом обществе. Развитие, таким образом, является повышением компетенции. Абсолютные полномочия, дающие возможность получить все, что человек хочет или в чем нуждается, являются недостижимым, но постоянно приближающимся идеалом, в котором сходятся средства и результаты. Это идеал для всего человечества в прошлом, настоящем и будущем, потому что никто ничего не может желать (включая отсутствие желания), без желания возможности получить это.

Стремление к развитию имеет четыре необходимых составляющих:

  1. Наука и техника. Поиск истины и знаний, которые позволяют нам эффективно преследовать наши потребности и желания.
  2. Экономика. Поиск изобилия (рога изобилия), ресурсы, необходимые для использования знаний, которые обеспечивают наука и техника.
  3. Этика / мораль. Усилия по содействию сотрудничеству и ликвидации конфликтов внутри и между отдельными лицами и группами.
  4. Эстетика. Предоставляет: 1) вдохновение, готовность преследовать идеалы, цели, которые никогда не могут быть достигнуты, но к которым можно приблизиться; 2) удовольствие, получаемое от любой деятельности, в которую вовлечен человек, от перерывов и отдыха. Таким образом, эстетика имеет как творческую, так и восстановительную составляющую.

Развитие является каретой, которую тащат эти четыре лошади. Развитие не может двигаться быстрее, чем самая медленная из лошадей. Таким образом, усилия и ресурсы должны быть распределены по каждому из четырех аспектов развития.

3. Демократия

Демократический процесс принятия решений включает в себя следующие три принципа:

  1. Все, кто напрямую зависят от решения, могут участвовать в его принятии прямо или косвенно через своих представителей, которых они выбирают. Защитники интересов, например, родители должны представлять детей, психиатры должны представлять психически больных.
  2. Каждый орган, принимающий решения, может делать все, что хочет, при условии, что он не влияет на любого другого человека или группу. Если то, что он хочет сделать, может оказать такое влияние, то одобрение тех, кто может пострадать, должно быть получено до того, как действие может быть предпринято.
  3. Любой человек, обладающий властью над другими людьми в органе принятия решений, зависит от коллективной власти других. То есть, власть имеет круговую, а не линейную форму, и направляется вверх коллективно, а вниз – индивидуально.

4. Коррупция

Коррупция заключается в использовании для личной выгоды ресурсов, предназначенных для процесса развития группы и ее членов. Коррупция процветает во многих менее развитых странах, где она является одним из основных препятствий к развитию. Она также производит ощущение бесполезности у многих людей и, таким образом, создает благоприятную почву для терроризма. Коррупция недопустима, к виновным в ней должны относиться как к преступникам. Коррупция должна быть достаточным основанием для прекращения проекта.

5. Мониторинг

Мониторинг должен быть направлен на содействие обучению тех, на кого направлено развитие. Необходимо записывать каждое направленное на развитие решение. Запись должна включать в себя:

  1. кто принял решение, когда и каким образом;
  2. предполагаемые последствия принятия такого решения, и когда они ожидаются;
  3. исходные посылки, на которых основаны эти ожидания;
  4. входы, которые были использованы при принятии решения: данные, информация, знания, понимание и / или опыт.

Наблюдатели должны затем отслеживать ожидания и исходные посылки. Если обнаруживается значительное отклонение, необходимо выяснить причины его возникновения. Орган, принимающий решения, должен затем принять меры по исправлению положения. Необходимые исправления и дополнения также должны быть внесены в соответствующую запись, вместе с первоначальным решением. Это дает возможность не только учиться на ошибках, но и учиться на ошибках исправлять ошибки, т.е., учиться учиться.

Процесс развития, описанный здесь, обеспечивает содержание для взаимодействия и переговоров более широких слоев общества с его менее развитыми частями. Это позволяет сообществу строить новые ценности, новый способ мышления и новый взгляд на мир, который позволяет его членам лучше справляться со своими потребностями и чаяниями в турбулентной среде. Этот процесс развития представляет собой процесс вовлечения и дискурса, а не отторжения и изоляции, которые значительно замедляют появление необходимых систем ценностей.

Развитие – это процесс обучения, развития своих способностей. Таким образом, процесс развития должен быть укоренен в области образования. А вот общества, которые порождают терроризм, как правило, являются авторитарными, автократическими или в лучшем случае патерналистскими. Такие общества, как правило, ограничивают или препятствуют образованию. Они, как правило, запрещают обсуждение альтернатив их нынешней форме правления. Эти тенденции содействуют некомпетентности, эксплуатации и коррупции. Они также способствуют появлению организационных форм, которые помогают терроризму. Они исключают введение форм социальной организации, которые способствуют открытости, надлежащему управлению, а также терпимости к демократическим процессам.

Программы развития должны включать глобальные совместные усилия. Одна из характерных черт мира, которую используют террористы, это его разделение политическими границами. До тех пор, как мир остается политически фрагментированным, остается возможность найти безопасное убежище для террористов. Сокращение или ликвидация терроризма требует глобального ответа, учитывающего корни несправедливости и неравенства внутри и между странами.

Вывод

Мы утверждаем, что единственным способ уменьшить терроризм является содействие развитию в обществах, в которых гнездятся террористы. Движению в сторону выравнивания богатства, качества жизни, а также возможностей для их увеличения, нужно будет пройти долгий путь для сокращения терроризма. Но даже если бы это было не так, то достигнутые улучшения жизни были бы желательны.

Проекты в области развития должны разрабатываться и управляться теми, кому предназначено развитие. Они могут узнать больше из своих собственных проб и ошибок, чем из успехов других. Тем не менее, они должны иметь доступ к опыту других, если пожелают, но никто не должен им его навязывать. Тем не менее, существуют обязательные условия, которые должны быть наложены на получателей помощи для обеспечения обучения и развития. Участие получателей помощи в процессе развития внесет значительный вклад в развитие.

Развитая страна может мириться и включать в общество интровертных и не использующих насилие экстравертных фундаменталистов, но не террористов, не важно, местных или иностранных. Плюралистическая демократия может вместить даже последователей фундаменталистских учений. Нетерпимость и следование догмам являются добродетелями только для фундаменталистов.

Литература

Ackoff, Russell, L., Redesigning the Future. New York: John Wiley & Sons, 1974.
Elliot, Michael, «They had a plan», TIME, August 12, 2002, pp. 24-37.
Joy, Dan, «Interview of Brian Eno», OPAL Information, No. 25, 1994, pp. 12-16.
Laing, R.D., The Politics of Experience. New York: Ballentine Books, 1967.

Рассел Акофф

(Russell L. Ackoff), американский учёный, профессор, доктор философии, исследователь системного подхода и организационного управления (1919-2009)

3 комментариев “Системный подход к борьбе с терроризмом

  1. В статье терроризм, фундаментализм и т.д. рассматриваются как «Самостоятельные Явления».
    Но это же основополагающая и заведомо неверная предпосылка.

    Ниже есть по настоящему ключевая фраза есть «Мир стал гораздо более тесно связанной системой».
    Вот это — гораздо более правильная предпосылка.

    Мир — система. И терроризм в этом мире — функция в этой системе.
    То есть кто-то управляет (или хотя бы пытается управлять) этой системой. И именно Он — этот самый «кто-то» пытается использовать эту функцию.

    Кто это «Он»? Ну там в докладе Всемирного Банка кажется промелькнуло что 6000 семейств управляют 90% всех мировых активов, а 6 семейств -50% этих самых активов. Ну если пирамиду продлить вверх, то уже и «Он» прорисовывается.

      Цитировать  Ответить

  2. Роман Пантелеев

    Не согласен «Цель терроризма состоит в том, чтобы получить признание его системы ценностей.»
    Это цель любого сообщества. Терроризм тут не при чем. Цель терроризма показать, что маленькое сообщество способно противостоять большим сообществами. Это создание харизмы, чтобы привлекать к себе последователей. Посыл — смотрите мы можем! Т.е. терроризм — это исключительно пиар.

    Это база. Но как правильно добавил Алексей есть сильные мира сего, которым часто выгодно использовать эту готовую базу в своих интересах. И это дает неплохие ресурсы для террористов, и в итоге первоначальная идея может превращаться тупо в бизнес. В этом случае некорректно рассматривать это как терроризм, это уже просто наемная армия, с помощью которой решаются геополитические вопросы. Т.е. маленькое сообщество утилизировалось большими, в то место, где оно их устраивает с его проявлением. Подобная утилизация происходит и с людьми, когда бандиты утилизируются на силовую функцию по охране стабильности системы, причем некритичная для системы часть остается — она обосновывает необходимость поддержания силовой функции.

      Цитировать  Ответить

А что вы думаете?

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.