Научная революция, прорывные инновации и теория ограничений

Научная революция, прорывные инновации и теория ограничений

Satyashri Mohanty

«Инновации», «прорывные технологии» некоторое время были модными словечками. Эксперты напоминают нам, как Nokia и Kodak из-за своего бездействия оказались в забвении. Эти страшилки достаточно эффективны, чтобы привести компании к безумным поступкам. Топ-менеджеры крупных компаний теперь стремятся «действовать» и делать что-то «проактивно», прежде чем они сами станут похожими примерами.

Следовательно, сегодня «цифровая стратегия», разработанная известной консалтинговой фирмой, является обязательной для многих крупных компаний. Интересно, что ни одна из прорывных технологий последних лет не может быть записана на счет консалтинговой фирмы. Как замечает The Economist, новые властители бизнеса в интернет-экономике – это инженеры в толстовках, а не менеджеры МВА в костюмах в полоску.

В то же время компании не могут зависеть от внутренних талантов, чтобы разобраться в потрясающих технологических причудах вокруг нас. Ввязаться в борьбу кажется единственным выходом.

Тем не менее, организации должны быть осторожными, потому что инновации также имеют сомнительную историю. Верно, что крупные разрушения в бизнесе всегда связаны с радикальной инновацией. Однако не все инновации приводят к разрушениям. Фактически, большинство инноваций умирают, не оказав никакого воздействия. Статистически говоря, вероятность провала инноваций чрезвычайно высока.

Это означает, что на самом деле проблема лежит не в области генерации идей. Проблема заключена в мыслительном алгоритме, лежащем в основе этих идей, который требует более пристального изучения. Такое расследование потребует от нас посетить не только выставку достижений, но и кладбище неудачных инноваций.

Большинство неудачных инноваций погибают в забвении и становятся темными секретами компаний. Они не занимают много места в публичных исторических повествованиях. Публично хорошо известны, изучены и задокументированы только успешные реализации. Нельзя многому научиться из нескольких успехов, игнорируя подавляющее большинство забытых инноваций.

Возможно, лучшим местом для исследования мышления радикальных инноваций является история естественных (точных) наук. В отличие от других областей знаний (например, гуманитарных наук), у точных наук имеются обширные архивы неудачных теорий – корпускулярная теория света, геоцентрическая модель вселенной, теория флогистона и многие другие. Документация неудачных теорий в точных науках также фиксирует исходные посылки и логику в их основе. В то же время революционные новые теории хорошо документированы; их разрушительный вклад с точки зрения новых способов экспериментирования, инструментария, исследований и приложений были хорошо освещены. Исторические описания неудач и успехов позволяют нам понять мышление, которое привело к инновациям.

Часть 1. Знания в точных науках

Прорывные знания в точных науках создаются, когда гений признает отклонение от текущей теории – нерешенную проблему, которую большинство ученых списали на ошибку в эксперименте или просто ее проигнорировали. Одержимость заставляет гения тратить значительное время, чтобы найти объяснение этой аберрации.

После сжигания большого количества свечей он высказывает логическое объяснение, выходящее за рамки современной теории. Когда новая гипотеза вербализована, она подвергается строгой критике со стороны коллег. На этом этапе многие новые теории отпадают и, наконец, наступает последний раунд тестирования.

Принятый процесс создания знаний в точных науках:

  1. Распознавание проблемы и выдвижение гипотезы
  2. Критика
  3. Тестирование

На каждом этапе соблюдается общепринятый строгий подход.

1. Фаза распознавания проблемы и предложения гипотезы

На первый взгляд гипотеза решения проблемы кажется легкой. На самом деле все мы постоянно что-то предполагаем. Человеческие существа являются «смыслообразующими» машинами. Мы постоянно стремимся объяснить явления вокруг нас, и, следовательно, гипотеза приходит к нам естественным образом.

Означает ли это, что все мы следим за первым шагом научного процесса?

В мире науки процесс распознавания и гипотезы является строгим. Рассказ из области науки покажет, почему это непросто!

В возрасте 16 лет Эйнштейн подумал: если он сможет преследовать луч света с той же скоростью, что и сам свет, он должен увидеть, что свет застыл на одном месте. Но это не то, что предсказывали существующие тогда уравнения. Это стало отправной точкой конфликта, который беспокоил его достаточно сильно, пока он не нашел способ объяснить противоречие с помощью теории относительности.

Без лежащего в основе конфликта или противоречия проблема не будет сохраняться долго. Проблема хорошо понятна, когда лежащее в основе противоречие или конфликт хорошо вербализированы. Следовательно, научная гипотеза – это идея, которая всегда пытается решить проблему, «разбивая» лежащее в основе противоречие или конфликт.

Способность рассматривать проблему как конфликт или противоречие между двумя, казалось бы, противоположными реальностями, также является отправной точкой для крупных инноваций в области техники и технологии. Следовательно, выдвижение гипотезы или формирование понятия конфликта не ограничивается теоретическими точными науками; это можно увидеть в других прорывных инновациях вокруг нас.

Разум, одержимый разрешением конфликта без каких-либо компромиссов, всегда настороженно реагирует на сигналы из кажущихся несвязанными друг с другом областей. История инженерных инноваций полна подобными примерами. Например, громовой удар, создаваемый скоростным экспрессом, возникающим из туннеля, настолько беспокоил одного японского инженера, что он создал способ, заставивший замолчать гром. Его посетило вдохновение, когда он наблюдал за зимородком, ныряющим в воду без всплеска и шума.

Ученых и инженеров привлекают хронические проблемы, потому что эти неразрешенные конфликты дают возможность изобрести что-то незаурядное. И когда они наталкиваются на стоящую идею, они обнаженными выпрыгивают из ванн с криками «эврика»!

2. Фаза критики

Гипотезы не могут быть сразу отправлены на этап тестирования, потому что тестирование может быть чрезвычайно дорогостоящим, а иногда и вовсе неосуществимым.

Для устранения плохих идей необходим эффективный механизм фильтрации. Одним из таких механизмов является формулировка логических контраргументов, также известных как мысленные эксперименты. На этом этапе, чтобы теории были достойными критики, причинные объяснения (логическая связь между гипотезой и решением найденной проблемы или явления) должны соответствовать следующим критериям:

  1. Неизменчивость
  2. Отсутствие логических заменителей
  3. Отсутствие логических разрывов

1. Неизменчивость

Научные объяснения должны оставаться строгими и неизменными постфактум. Это важный критерий, потому что, если объяснения изменяются произвольно, чтобы «приспособить» противоречащие наблюдения, то не может быть никаких убедительных логических аргументов.

Возьмем пример мифической гипотезы о том, что гневный Бог затопил определенную территорию. Контраргумент может быть следующим: «Почему наводнение было ограничено конкретной областью?». В ответ сторонники мифа могут найти новое креативное объяснение потопа. Теория «причины, ведущей к эффекту» не будет отброшена. Вы никогда не сможете прекратить прения сторон в этом споре.

Постфактумная изменчивость логических аргументов приводит к невозможности прохождения фазы критики. Следовательно, идеи, не соответствующие этому критерию, также не доходят до фазы экспериментирования.

2. Нет логических заменителей

Общепринятая практика, особенно в социальных науках, для подкрепления своих заявлений ссылаться на некие исследования, хотя по ним нет общего согласия или даже детальной логики. Когда мы читаем предложение, начинающееся с «согласно исследованию Университета …», большинство из нас считают, что это наука. Но дело в том, что подтверждения почтенного источника недостаточно, чтобы полностью доверять этой теме.

Джоэл Бест, профессор социологии в университете штата Делавэр, очень хорошо освещает проблему «исследований» в социальных науках, в своей книге, точно названной Damned Lies and Statistics («Проклятая ложь и статистика»). По его словам, в точных науках термин «атомный вес» точно определяется с помощью общепринятой системы измерения. Но в социальных науках такие слова, как «безумие», «сексуальное домогательство» или даже «запасы», открыты для интерпретации. Определения меняются от «слишком широкого» до «слишком конкретного», и предоставляются лицам, которые проводят конкретное исследование. В то же время нет общепринятых стандартов для методов измерения. Таким образом, различные результаты исследований по одной и той же теме часто приводят к серьезным разногласиям среди исследователей.

Множество тем для дискуссии, связанных слов и отсутствие стандартных определений и методов измерения могут сделать исследования уязвимыми для ошибок и предубеждений.

Следовательно, ссылки на исследование недостаточно для того, чтобы убить «плохую» гипотезу; тема обсуждения должна содержать логический аргумент, чтобы его можно было отфильтровать на этапе критики.

3. Нет логических разрывов

Критика требует подробных логических связей из основ темы. Нельзя использовать аналогию с другими предметами для выдвижения аргументов по теме. Аналогии часто используются сторонникам мифического знания. Объяснения, сделанные с использованием аналогов, хотя и впечатляют, обычно содержат логические пробелы. Например, некоторые астрологи, чтобы объяснить влияние звезд и планет на людей, ссылаются на гравитацию из физики.

Такое объяснение неудовлетворительно говорит о том, как сила притяжения [чрезвычайно] удаленного объекта изменяет биологию человека и, в конечном счете, судьбу отдельных людей. Логические пробелы вопиющие.

Еще рекомендуем:  Главная причина ошибок руководителей

Возьмем случай «научного» объяснения влияния полнолуния на поведение человека. Один из аргументов гласит: «Если луна может вызвать деформацию океанических поверхностей, что [в том числе] приводит к приливам, просто представьте, что она может сделать с водой, составляющей 70% нашего тела». Это объяснение легко оспаривается. Расчеты показывают, что воздействие гравитации Луны на организм человека крайне незначительно. Мать, держащая ребенка, будет оказывать гораздо большую гравитационную силу на ребенка, чем далекая Луна! Даже если мы принимаем силу Луны значимой, нам все еще нужно больше деталей о том, как результирующие «крошечные» приливные волны воды внутри нашего тела могут вызвать химические или биологические дисбалансы; как это может привести к перепадам настроения, в то время как наши другие ежедневные обязанности (которые связаны с гораздо большим взаимодействием с водой) не оказывают никакого влияния? Очень легко видеть, что все мифы, которые стремятся заимствовать частичные идеи из науки, явно несовершенны.

Тема «критикуема» только тогда, когда она удовлетворяет трем вышеуказанным критериям (неизменчивости, отсутствию логических замен и логических разрывов); и только тогда она может быть подвергнута очень важному и экономичному фильтру, отсеивающему плохие идеи.

Не все должно быть или может быть немедленно протестировано. Однако, если гипотеза переживает натиск критики, наступает последняя фаза фактического тестирования – окончательная проверка реальности.

3. Фаза тестирования

Тесты, в отличие от исследований, помогают напрямую установить связь между «причиной» и «следствием», как предсказывает гипотеза, в среде, где другие переменные достаточно изолированы, чтобы избежать их влияния – шума.
Реальная ценность трехэтапного метода заключается в том, что он полностью отвергает прошлые парадигмы и проверяет на практике идеи для создания новых.

Часть 2. Наука и менеджмент

Вышеуказанный трехэтапный метод не нашел широкого применения в области менеджмента. Здесь опыт, основанный на эвристических методах, часто замаскирован под «лучшие практики». Большинство компаний хотят сравнить и скопировать эти лучшие практики в отрасли. Люди, имеющие большой «опыт», видевшие все это много раз, пользуются большим уважением. Это одна из причин, почему компании предпочитают нанимать менеджеров из той же отрасли. Предполагается, что «эмпирические правила», которые возникли в результате обработки аналогичных проблем в прошлом, предлагают наилучшие методы решения текущих проблем.

Эмуляция этих «лучших практик» помогает вносить дополнительные улучшения или устранять некоторые распространенные раздражители (например, идеи по улучшению упаковочного материала, более дешевые способы транспортировки, более дешевые источники питания, идеи сокращения затрат, характеристики продукта, идеи по организационной структуре и т.д.). К сожалению, полагание исключительно на прошлый опыт также привело к принятию множества сложных хронических проблем как неизбежных, неизменяемых «фактов» жизни.

Список хронических отраслевых проблем, которые сохраняются в течение десятилетий, можно продолжать долго. Вот несколько примеров:

  • Крупные инфраструктурные проекты всегда опаздывают.
  • Для отрасли потребительских товаров неизбежен перекос в конце месяца на производстве и в поставках.
  • Схема оптовой торговли будет использоваться в отрасли потребительских товаров, даже если она является основной причиной повторяющегося и разрушительного эффекта кнута.
  • Программное обеспечение всегда содержит ошибки, и разработчики перегружены релизами.
  • Сотрудники всегда недовольны любой системой служебной аттестации.

Прорывные инновации, которые решают такие проблемы, являются редкостью в большинстве организаций. Это связано с тем, что большинство из них направлены на отказ от научного трехэтапного процесса гипотезы, критики и тестирования.

Гипотезы в менеджменте

Любая гипотеза, полученная в процессе размышления с помощью логики, а не данных, встречается неодобрительно и, вероятно, будет немедленно отвергнута. Попробуйте сказать на собрании: «Я просто сделаю логическое предположение», и вы будете лишены слова за то, что совершили страшный корпоративный грех! Если вместо этого вы скажете: «У меня есть несколько примеров и доказательств, подтверждающих мою идею» (на самом деле – безумных предположений с анекдотическими доказательствами или даже плохими данными), ваши идеи могут приветствовать как «блестящие» без вопросов.

Критика в менеджменте

Культура критики, столь важная для трехэтапного процесса, также практически отсутствует в компаниях с жесткой иерархией. Критика, вероятно, приведет к тому, что действия или мнения какого-то человека будут признаны ошибочными, что может испортить карьеру или критику, или критикуемому, в зависимости от структуры власти компании.

Тестирование в менеджменте

Большинство компаний учитывают отрицательные отклонения, распределяя вину по департаментам. Они избегают практических экспериментов, которые имеют даже незначительные шансы на неудачи. Хотя существуют исключения, большинство компаний на уровне культуры ориентированы на отказ от трехэтапного научного процесса «гипотеза, критика, тестирование». Но без научного подхода невозможно создать какой-либо крупный прорыв. Промышленность всегда остается занятой решением проблем статус-кво, что влечет за собой эвристику и сравнительный анализ. Это одна из причин, почему прорывы не возникают внутри них, это делают посторонние.

Всякий раз, когда в бизнес-истории происходили радикальные прорывы, это всегда было с «внешним» мышлением. Например, Таичи Оно почерпнул свою гипотезу о концепции канбан для автомобильной промышленности с широким ассортиментом деталей в обычном супермаркете. Аналогичным образом, Стив Джобс (на тот момент аутсайдер рынка) переопределил производственные и дизайнерские парадигмы, чтобы произвести революцию и затем доминировать в новой категории смартфонов.

У аутсайдеров есть «свежая» точка зрения, которая, как правило, сложна для тех, кто отягощен популярной эвристикой или опытом отрасли. Это не означает, что люди, которые имеют больше отраслевого «опыта», не могут внедрять инновации. Они могут. Это возможно, если они выйдут из своего «дефолтного» режима опытного эвристического мышления и применяют трехэтапный научный подход.

Часть 3. Мыслительные процессы Теории ограничений – руководство для инновационного мышления

Мыслительные процессы ТОС – практический способ применить трехэтапный процесс к менеджменту и избежать типичных эмпирических предрассудков.

1. Определение проблемы и гипотеза

Отправной точкой многих непоследовательных инноваций в организациях является увлечение инструментом или технологией. Затем следует процесс формирования идеи о том, как использовать технологию в конкретной среде и, наконец, оценка потенциальной выгоды. Этот подход, основанный на использовании инструментальных средств, приводит к идеям, таким как использование чат-ботов для обслуживания клиентов. В качестве выгоды от внедрения идеи обещается сокращение затрат на рабочую силу. Однако тот факт, что в большинстве случаев боты не так эффективны, как люди, делает эту выгоду сомнительной, как и удобство для клиентов.

Очень важно сфокусироваться на хронической нерешенной проблеме клиентов в качестве отправной точке мышления и сделать прорывные инновации. Когда проблема остается нерешенной годами, это означает, что она может быть источником конкурентного преимущества, если будет решена. Скорее всего, такие проблемы клиент даже не озвучивает, потому что он привык к ним и думает, что по-другому и быть не может.

Однако выбор для решения незначительных симптоматических проблем на основе мнения клиента не приведет к крупному прорыву. Например, идея автоматического пополнения продуктов путем принятия заказов прямо от холодильника заказчика, на самом деле не решают серьезной проблемы клиента. Неудивительно, что эта идея «не взлетела», несмотря на шумиху и инвестиции вокруг нее в конце 90-х.

Для правильного системного анализа нужен четко определенный шаблон мышления для выявление значительной хронической проблемы. Инструменты нахождения проблем TOC позволяют пользователям четко различать корневые проблемы и незначительные симптоматические проблемы.

Хронические фундаментальные проблемы также представляют собой серьезные конфликты или противоречия – любые существующие идеи борьбы с ними только приводят к новой проблеме. Следовательно, прорывный подход требует разрешения конфликта взаимовыгодно, без компромиссов. Мыслительные процессы ТОС помогают вербализировать конфликт или противоречие и лежащие в его основе исходные посылки. Такой подход заставляет пользователей бороться с причиной конфликта, а не искать решение для его оптимизации.

2. Критика

Инструменты детализации решения заставляют пользователей указывать граничные условия и подробные логические описания решений, чтобы предлагаемые решения были открыты для критики и модификации, если реальность отличается от заявленных предположений.

3. Тестирование

Инструмент Мыслительных процессов для разработки плана преобразований фокусируется на создании последовательности небольших, но значимых шагов. Это позволяет разработать надежный план внедрения, включающий риски на каждом этапе. Такой подход дает мужество пробовать новые идеи, не опасаясь больших неудач.

Мыслительные процессы ТОС обеспечивают необходимое «мыслительное обеспечение» для создания прорывных инноваций.

Satyashri Mohanty
Vector Consulting Group, India

Давайте обсудим...

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *